авария, дом

Ouch!

Дубль два. Кот зализывает раны. Где же ты, моя вторая нога? Жесть и жизнь. Встреча с кафельной плиткой. Мочимся лежа в кувшин для цветов. Это – альтернативные названия этой записи. Но обо всем по-порядку.

Вчера, вернувшись домой в одиннадцатом часу вечера, были четкие мысли разбинтовать ногу, пойти под душ, составить план на завтра и завалиться на кровать отдыхать. А  уже потом, утром, на свежую голову, написать ответы на все те многочисленные письма, что стали приходить на мою электропочту за последние несколько дней. Все мои девчонки уже спали, и я, выключив свет, в полной темноте стал прокрадываться к ванной. Дойдя до двери, стал нащупывать выключатель. Оказалось, что нужно еще сделать пол шага в сторону, чтобы до него дотянуться. Костыли уже были поставлены в угол за ненадобностью. И я, в полусонном состоянии, шагнул в сторону правой ногой, вернее тем, что от нее осталось. Мысль, что что-то пошло не так, посетила меня когда мое тело уже успело накрениться на 45 градусов. Не видя абсолютно ничего в темноте, и не успев зацепиться руками за дверной косяк, я так и продолжил свое падение а-ля спиленное дерево, пока вспышка и искры в глазах не осветили мое сознание. Бл*. Какая же твердая плитка на полу в прихожей. Короче, ударив культю, которая только сегодня перестала меня беспокоить, разбив зеркало в прихожей, я принял горизонтальное положение. Извиваюсь как удав, глухие стоны сами выходят из меня, голова отключена, только инстинкты, даже выругаться не могу нормально. Основательно повалявшись в коридоре и вытерев собой пол до блеска, начал медленно, как хамелеон, прокрадываться обратно на диван. Путь длиною 3 метра занял у меня минут 20. Так больно не было даже лежа под троллейбусом. Да и вообще, не припомню, чтобы когда-либо вообще испытывал такую боль.

Изрядно пропотел, начал выдавать членораздельные звуки (не для детских ушей, естесственно), включил голову и сразу же вспомнил про принятие боли, о чем я писал буквально вчера. Тут же перестал шевелиться и застыл, как Ленин в мавзолее. Отпускает. Потом снова накатит. И отпустит. Короче, ощущения – как лежа на береговой линии, когда волны бьют по тебе. Пролежал час. Понимаю, что нужно отключиться и отдохнуть, но не получается. Сука, больно все-таки, что бы там ни писали всякие, про принятие и привыкание. Заглотил двойную дозу обезбаливающих колес, почувствовал только головокружение вдобавок.

Выходит, в подкорке головного мозга информация о том, что ноги уже нету, еще не обновилась. Ну, и как ей обновиться, когда я каждый день чувствую как чешется пятка, как покалывает в икрах и прочие прелести фантомов.

Проснулся. Вот так и лежу немытый со вчерашнего дня, но довольный тем, что боль отступает, и снова стало получаться отвлечься от нее. Мои ушли на Йомчик (улица Jomas), а я, под шум березок за окном, делюсь этими переживаниями. Солнце светит, птички поют, все по-прежнему хорошо. И вспоминаются песня В. Цоя: “Следи за собой, будь осторожен”. Именно на этих словах я и закончу. Завязываю с переживаниями, дальше только позитив.

Всем добра.

Standard
image-e4898f1cf2c4e1abb65add026cadf2ebb395b9f39f1a06d8c5f1f7a60c61b9bb-V
авария, больница

День “Икс” после аварии.

22/07/2015 вечер

Катя говорит, что когда увидела меня, вывозимого из зала операционной, улыбнулась от выражения моего лица: спокойного, сладко спящего. Под легкий храп меня доставили в соседнее помещение – палату интенсивной терапии.

Отойдя от наркоза и проснувшись, я, конечно, первым делом заглянул под одеяло, осмотреть, что у меня осталось на ноге, и в каком виде она сейчас. Не сказать, что картинка потрясла меня. Я увидел один из вариантов, которые представлял себе в машине скорой помощи. Правда, не самый лучший из них.

Спасти ногу не было возможным, на вопрос почему, ответит эта фотка (оперирующий меня хирург перекинул по телефону). Предупрежу сразу, что беременным и слабонервным лучше не смотреть. Хотя, вру, только беременным не надо, а слабонервные пускай закаляются.

Заглотив эту информацию на ужин, лежу, “перевариваю”. Есть не хочется. Справа от меня, за занавеской старушка в бреду просит спасения и помощи, вырывает иглы из вен и пытается убежать. Ее, оказывается, привязали к кровати, буйная. Слева – тоже кто-то постанывает и поплакивает. Картина маслом.

Через несколько часов подошел хирург, а именно, заведующий отдела травматологии Андрис Викманис (спасибо вам за работу!) и рассказал, как все было, и почему пришлось ампутировать. Если в двух словах, то это обширный, раздробленный перелом ноги, где были потеряны практически все нервные, мышечные и прочие связи, плюс началось отмирание тканей. Сказал, что жизнь не кончается, готовься к протезу, и все будет хорошо.

Примерно с такой картинкой в голове я лег спать. На душе не было тревоги и переживаний. Осознавал, что нужно набраться сил и подумать обо всем на свежую голову. Одно понятно, что жизнь не будет больше такой, как прежде. И только я отвечаю за то, какой она будет.

Standard
CKhtk0WUYAAARed
авария

День “Икс”. Авария.

День обещал быть хорошим. Проснулся, как обычно, вместе с девчонками около 8 утра. Легкий перекус (вода, фрукты), и вот уже в 8:30 выехал на велосипеде из Дзинтари на работу в Ригу.

В зависимости от погоды и текущего физического состояния, я выбирал путь либо по велодорожке, либо по шоссе. В этот день ветерок был слабым, солнце еще не набрало силу, и я решил ехать по шоссе. Благо, там обочины широкие, и можно проделать весь путь до Риги практически не создавая помех автомобилям.

Обычно путь до офиса 22 км у меня занимал около 40 минут на MTB. Так вышло и сегодня. В среднем темпе, со средней скоростью 32 км в час я добрался до офиса. На повестке дня был дизайн “известного российского банка”, чем я и занимался на протяжении всего дня. Подготавливал материалы для презентации и рисовал новые страницы. Короче, делал то, что я умею делать, в одном из лучших мест в Риге.

Примерно в 17:10, закончив дела на сегодня, я поехал до дома, до хаты. Нужно было приехать пораньше, чтобы отпустить Катюшу в бассейн, а самому потусоваться с дочками дома. Но меня осенила “гениальная” мысль: захотелось заехать в веломагазин и купить там деталей для нового велика, чтобы, пока жена будет плавать, мы с девчонками занялись бы конструированием велосипеда. Для них это было одним из любимейших занятий –  возиться с папиными непонятными железяками.

Вот я и свернул на улицу Калнциема, переехал на тротуар, что на левой стороне по направлению от центра. Светофор. Девушка на велике. Сильно не гоню, чтобы не потеть. Впереди никого, готовлюсь переехать улицу Баложу. И тут боковым зрением замечаю, что слева от меня что-то движется. Твою мать, троллейбус! откуда? Я по тормозам, и, поскольку, все произошло внезапно, и мой вес не был перенесен назад, я вместе с задним колесом велосипеда начинаю взмывать в воздух. Еще доля секунды, и я понимаю, что ноги с педалей не убрать, ибо крепления на велоботинках фиксируют мои конечности на педалях довольно-таки прочно. С этими мыслями в голове я приотпускаю передний тормоз, но равновесие удержать не получается, и я падаю прямо на дорогу, под колесо троллейбуса, который поворачивал на полосу разгона. Пол-секунды. Ноги от педалей уже отцеплены, и следующее, что я вижу, это то, как колесо троллейбуса наезжает на раму велосипеда, и та, в свою очередь, как нож по маслу, передавливает мне ногу чуть ниже колена. Еще секунда. Меня вместе с великом протягивает по асфальту, снимая слой кожи с бедер, локтей, плеча.

Остановились. Тишина. Боли нет. Паники нет. Открытый раздробленный перелом. Стучу по корпусу троллейбуса, зову водителя. Тот появляется со словами: “Ох, ах, ну как же так, ну куда же ты”. Говорю ему: “Отъедь назад”. Троллейбус отъехал, и я смог устроиться поудобнее. Положил голову на асфальт, смотрю, как убаюкивающе летят облака. Нет. Стоп. Рано расслабляться. Снимаю майку и накладываю жгут на ногу, затягиваю сколько есть сил, и, удерживая жгут, ложусь ждать скорой помощи. Наблюдаю лица людей. Растерянность. Тревога. Нет, лучше буду смотреть на облака.

Удивительно, что за все время, что я лежал около троллейбуса, и в те минуты, когда меня везли в скорой, сильной боли вообще не было, и я все это время находился в сознании. Продиктовал все свои персональные данные и контакты, кому сообщить о проишествии, совсем расслабился и стал прикидывать варианты. По сути их было 2. Первый – соберут ногу и я буду год восстанавливаться с дикими болями и возвращением чувствительности. Второй – отрежут ногу нафиг, и привет жизнь с протезом. Тут я увидел операционные лампы и крепко заснул.

Standard